December 27th, 2005

«Хроники Нарнии» — о главном

В предыдущей записи я рассказал, что мне так не понравилось в этом фильме. Но «понравилось — не понравилось» — критерий субъективный. У фильма (похоже, что и у книги тоже) есть и объективный недостаток, причём весьма и весьма существенный.

Давайте посмотрим, о чём повествует сказка. Дети попадают в волшебный мир и практически сразу же узнают, что их там только и ждут и, более того, уже по самому факту появления готовы короновать. Четырёхтронный замок уже воздвигнут, осталось только победить злую волшебницу, и можно восседать на престоле. Армию, кстати, как раз собрали, предводитель тоже готов. Дело за малым: нарядиться в красивые костюмы, экипироваться и поучаствовать в сражении. Впрочем, и в битве всё сделают за них. Вот уж действительно — «в сказку попали». Сбылась мечта Вовки в тридевятом царстве.

Характерные моменты — предательство Эдмунда и его прощение (дети усваивают, что можно натворить чего угодно, а потом сказать «простите, я не хотел» — и в принцы), а также трусливый вопрос Питера кентавру, заданный перед боем: «ну ты ведь будешь со мной, да?». В моём понимании даже в сказке дети должны гораздо лучше проявить себя для того, чтобы встать во главе королевства. Ладно подвиги (Элли у Волкова, к примеру, погубила двух колдуний совершенно случайно), но быть великодушным и благородным — разве не обязательное условие для положительного героя? Похоже, со времён «Золушки» концепция детских сказок ушла очень далеко.

Резюме — фильм отлично годится в качестве пособия для курса «1001 ошибка в воспитании детей». Ещё он, конечно, приводит в восторг маменькиных дочерей (и сыновей, кстати, тоже) в возрасте от двадцати и старше, причём степень восторга обратно пропорциональна самостоятельности взрослого ребёнка. Но с этим прекрасно справляются и другие фильмы-сказки.