January 8th, 2008

грусть

Дорожное

В России по-прежнему нет дорог, только направления. Гордость Самары — Московское шоссе — уложено так, что пользоваться наладонником во время движения невозможно — сразу начинают болеть глаза. Брат уверял меня, что он видит на Московском разметку, я же признавать эти едва различимые при дневном свете линии разметкой отказываюсь. От дорог второстепенных испытываешь тихий ужас. Вот Дыбенко, к примеру, представляет собой две колеи, проточенные во льду, о который того и гляди заденешь картером. Причём асфальт, видимый в этих колеях, в ужасном состоянии, иногда встречаются настоящие ямы. Ещё в одном месте мы обнаружили дорогу в столь отвратительном состоянии, что даже грузовики предпочитали двигаться по левой колее, возвращаясь на свою только при появлении встречного транспорта. На Стара Загора попался рекламный щит, на котором радостно сообщалось, сколько квадратных метров дорожного полотна было отремонтировано в прошлом году.
Возвращался из Тольятти дополнительным двести пятидесятым, билет мне достался в первый плацкартный вагон. Было холодно, свет горел еле-еле, но оставалась надежда, что вот поезд тронется, свет станет ярче, а вагон прогреется. Когда проводница предупредила, что по дороге сюда было плюс четыре, я понял, что самое время воспользоваться своим правом перейти в вагон классом выше, и пошёл к начальнику поезда. Место мне нашлось (доплатил столько же, сколько стоило место в купе по дороге в Тольятти), а сквозь тонкие стенки я до ночи слушал жалобы пассажиров первого вагона…
В общем, я вернулся.