maksa (maksa) wrote,
maksa
maksa

Categories:

История одного зачёта

В своё время я обещался рассказать, какими ветрами меня занесло в славную деревню Симу. История эта довольно занимательная, и, наверное, будет интересна многим моим знакомым.

На Физтехе подход к посещаемости традиционно очень либерален. На лекции можно не ходить вовсе (по профильным предметам — без исключений, по гуманитарным — предварительно выбрав правильного преподавателя), семинаристу важно вовремя сдавать заданные на семестр задания, с физкультурой вопрос тоже решался. По большому счёту, обязательны к посещению только английский и лабораторные работы по физике. Несмотря на уже имевшийся опыт вылета из института (с благополучным восстановлением без потери года), в весеннем семестре четвёртого курса я имел неосторожность пропустить две лабы. Когда наступил июнь, пить боржоми было уже поздно.

Невыполненные лабы не сдашь — результаты измерений должны быть заверены преподавателем, с потолка их не перепишешь. Сделать работы тоже оказалось невозможным — все лаборатории опечатали, а сотрудники ушли в отпуск. Без лаб нельзя получить зачёт по физике, а без зачёта не допускают к экзаменам. Приехали.

Сейчас о тех событиях трудно вспоминать без улыбки, но тогда было не до шуток. Потерянные в те смутные годы время и нервы окупились бесценным опытом по нахождению выходов из безнадёжных, казалось бы, ситуаций, а главное — умением во что бы то ни стало делать те вещи, которые не делать нельзя.

Итак, август девяносто девятого. Я и ещё один такой же бедолага — одногруппник и земляк Серёга — приехали под самый конец лета в Долгопрудный в надежде хоть как-то разрешить ситуацию. Переговоры с деканом привели к следующему: нам разрешают в кратчайшие сроки — до сентября — сдать все оставшиеся зачёты и экзамены, а до октября мы должны защитить свои бакалаврские работы и покинуть факультет. Зачёт по физике не то чтобы прощался, но переносился на следующую весну. При сложившихся обстоятельствах это была победа.

Первым на повестке дня стоял зачёт по неускорительной физике элементарных частиц, читавшийся в базовом институте. Туда мы и поехали искать преподавателя. Наш научный руководитель — Владимир Борисович Гаврилов (замечательный, кстати, дядька, да и вообще в ИТЭФе немало отличных людей; а уж какие восхитительные там места! пруд с утками, спускающиеся к нему засыпанные листьями склоны, сидя на которых так хорошо мечталось и писалось, прихотливо переплетающиеся узкие дорожки парка… м-м, что-то я отвлёкся), итак, шеф сообщил нам, что читавший курс Георгий Александрович Лексин (дедушка тоже совершенно замечательный) в настоящее время пребывает на своей даче во Владимирской области, и в Москву он вернётся никак не раньше, чем через неделю. Дело было двадцать шестого августа, а незакрытыми у меня оставались два зачёта и два экзамена.

Что ж, если гора не идёт к Магомету… Владимир Борисович рассказал нам, как найти Лексина. Всё очень просто: от Юрьев-Польского на север тридцать километров до посёлка Лучки, там направо, мост через ручей, затем по тропинке до дачного посёлка.

Выезжать решили на следующий день.

Предполагалось доехать утренней электричкой до Александрова, затем автобусом до Юрьева, а оттуда автобусом же в Лучки. Назад — вечером в обратной последовательности. План пришлось пересмотреть уже в Александрове — на утренний автобус в Юрьев мы опоздали, а до вечернего оставалось шесть часов. Ещё можно было уехать на ивановской электричке, но она уходила немногим раньше автобуса. После недолгого совещания мы решили добираться пригородными автобусами и попутками.

Здесь надо отметить, что единственным имевшимся у нас справочным материалом, за исключением слов Владимира Борисовича, была карта Московской области. Александров на ней виднелся, местоположение Киржача нетрудно было угадать, а вот Юрьев-Польский можно было вычислить разве что по уходящим в его сторону дорогам. В силу этого обстоятельства и была совершена главная ошибка — вместо прямой дороги на Юрьев мы выбрали путь через Киржач, так как именно в сторону этого города идёт ветка на Иваново. Позднейшие исследования показали, что это увеличило наш путь примерно в полтора раза.

Начало вышло неплохим: до Карабанова нас довёз пригородный автобус. Немного побродив по живописным холмам, мы двинулись на Киржач. Дальше пришлось идти пешком — машин было крайне мало, и только к середине пути нас подобрал дедушка на стареньком «москвиче».

На выезде из Киржача долго не удавалось никого застопить. В конце концов, нарисовав на листе бумаги слово «Юрьев», мы зашагали по обочине, размахивая табличкой перед проезжающими машинами. Через несколько километров нас посадил к себе парень на «шкоде-фелиции», ехавший из Москвы в Кольчугин. Забавно вспомнить, что это был первый раз, когда я ехал в иномарке.

Водитель, проникнувшись нашей историей, довёз нас до выезда из Кольчугина и высадил на остановке, посоветовав ждать автобус на Юрьев. Старенький «икарус» прибыл к промежуточному финишу за полчаса до прихода электрички из Александрова. На местном вокзале нас ожидал очередной удар — все автобусы до Лучков отменены на неопределённый срок. Однако деваться было некуда.

На этот раз перспектива проделать остаток пути на своих двоих выглядела предельно реалистично. Пока мы шли по городку, мимо проехали буквально две-три машины. Но и тут повезло — на окраине нас догнала «газелька», ехавшая в Симу. Водитель с огромным интересом выслушал нашу историю, высадил на выезде из Симы и пожелал успешной сдачи.

Последний отрезок — десять километров до Лучков — мы проехали на «ниве». Неразговорчивый шофёр сказал, что ему на полпути сворачивать направо, однако по дороге передумал и без предупреждения довёз прямо до Лучков. Начало темнеть и холодать. Топая по пустынной тропинке к дачному посёлку, я подумывал о том, где искать ночлег на тот случай, если мы не найдём Лексина, — то ли заночевать в лесу под открытым небом, то ли проситься к местным жителям. Но вот показались домики, большей частью пустые, и вскоре мы услышали хорошо знакомый голос.

Георгий Александрович, если и удивился визиту, то виду не подал. Нас накормили, расспросили о дороге и уложили спать в недостроенном соседском доме. Под одеялом, набитым собачьей шерстью, совершенно не хотелось думать о том, каково было бы провести августовскую ночь под открытым небом.

Зачёт был назначен на раннее утро, чтобы мы смогли успеть на александровский автобус. Представьте себе эту картину — полянка на опушке бескрайних лесов, над ручьём встаёт заспанное солнышко, пташки начинают утреннюю перекличку, а три человека ведут приятную беседу о каналах распада K-мезонов и траекториях частиц в камере Вильсона. Благополучно получив девять баллов на двоих, мы распрощались с Георгием Александровичем и отправились в обратный путь.

До Симы пришлось идти пешком, а дальше ждал сюрприз — на заправке мы встретили вчерашнего водителя «газели», который отвёз нас обратно в Юрьев. Автобус, электричка — и уже в середине дня мы сдаём ведомости в деканат. История самого необычного зачёта в моей жизни закончена.
Tags: Владимирская область, Физтех, занятно, избранное
Subscribe

  • К завтрашнему

    Мои любимые цитаты про подготовку учредительного собрания новой организации знатоков. Про организацию процесса в целом: Эксперимент есть…

  • «Золотой ключ»

    Закончил, наконец, читать «Золотой ключ» Михаила Харитонова. Мощная вещь, вне всяких сомнений. Чем бы ни закончилась.…

  • Ещё о «новой этике»

    Пару лет назад оксфордский философ Джефф Макмэхен говорил о своём коллеге, философе Роджере Скрутоне: «Я не согласен с ним практически по всем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments